Тайваньская аэс. Хронология реализации проекта. Атомная энергетика Китайской Народной Республики

История, особенности Тяньваньской АЭС

Тайваньская аэс. Хронология реализации проекта. Атомная энергетика Китайской Народной Республики

Проблема энергопотребления в современном мире стоит очень остро. Невозобновляемость ресурсов, которые традиционно используются для обеспечения населения электроэнергией, заставляет правительства многих стран задуматься об альтернативных энергетических источниках.

Однако недостаточный уровень развития технологий, различные климатические и географические условия позволяют применять энергию солнечных лучей, воды и ветра далеко не во всех регионах.

Именно поэтому даже после нескольких серьезных аварий и возросшего недоверия общественности к “мирному атому” атомная энергетика все так же остается одним из самых перспективных направлений развития.

Атомная энергетика Китайской Народной Республики

Атомная энергетика Китая в мирной среде на данный момент представлена тридцатью шестью реакторами, расположенными на четырнадцати атомных электростанциях. Запланировано строительство еще тридцати одного энергетического блока, двенадцать из них уже находятся на стадии реализации проекта.

Большинство атомных электростанций (в том числе Тяньваньская АЭС, которая является одной из самых надежных и безопасных) расположены на побережье. Такая локализация позволяет использовать морскую воду для прямого охлаждения. Все подходящие площадки вблизи источников морской воды уже распланированы для дальнейшего строительства новых энергоблоков.

В целом активное развитие атомной энергетики Китая направлено на улучшение экологической ситуации в государстве. Бурно растущую экономику ранее обеспечивали угольными электростанциями, которые выбрасывают в атмосферу намного больше вредных веществ, чем нормально функционирующая АЭС. В результате воздух в городах загрязнен, да и в целом ситуация в плане экологии оставляет желать лучшего.

Большинство реакторов на территории Китайской Народной Республики строится не без участия Российской Федерации. Исключением не стало и строительство Тяньваньской АЭС (электростанция, кстати, является крупнейшим объектом российско-китайского сотрудничества).

Содействие ведется на этапах составления проектов энергетических объектов, собственно сооружения энергоблоков, поставок строительных материалов, оборудования, обеспечения стройки персоналом и обучения китайских рабочих.

Портфель заказов компании “Росатом” заполнен проектами китайских партнеров, Китай, в свою очередь, также усиливает свое присутствие на российском рынке: восточные партнеры являются держателями акций “Ямал СПГ” и “Сибур”.

Расположение атомной электростанции

Тяньваньская АЭС (Китай) расположена вблизи одноименного города на берегу Желтого моря. Местные жители называют населенный пункт, находящийся в тридцати километрах от города Ляньюньган, небольшой рыбацкой деревушкой, на самом же деле численность населения городского округа немногим менее пяти миллионов человек. При этом площадь Ляньюньган – всего семь с половиной квадратных километров.

На фото выше обозначено расположение Тяньваньской АЭС на карте Китая.

Строительство атомной электростанции неподалеку от “рыбацкого поселка” Ляньюньган началось (если говорить о начале сотрудничества) еще в 1992 году.

Тогда между инженерной компанией “Атомстройэкспорт”, являющейся подрядчиком, правительствами Китайской Народной Республики и Российской Федерации состоялось подписание договора о сотрудничестве.

Соглашение предполагало разработку проекта Тяньваньской АЭС, поставку необходимого оборудования и материалов, монтажные работы, введение атомной электростанции в эксплуатацию и обучение персонала, в дальнейшем трудоустроенного на энергетическом объекте.

Фактически запуск первого энергоблока Тяньваньской электростанции состоялся в 2005 году. Годом позже в Национальную электрическую сеть Китая включен новый объект — Тяньваньская АЭС. История реализации проекта тогда только началась. Первые два блока атомной электростанции сданы в эксплуатацию в 2007 году. Объект находился на гарантийном обслуживании последующие два года.

В 2010 году китайская энергетическая корпорация заключила очередное соглашение с российским “Атомстройэкспорт”. На этот раз контракт оговаривал условия строительства третьего и четвертого энергоблоков.

Разработка проектов завершилась в 2012 году для третьего и в 2013-м для четвертого энергетических блоков, ее ознаменовало торжественное начало бетонирования фундамента.

Ожидается, что третий и четвертый энергоблоки Тяньваньской АЭС будут введены в эксплуатацию в 2018 году.

Организации, принимавшие участие в сооружении электростанции

Сооружением атомной электростанции занималась не только инженерная компания “Атомстройэкспорт”. В реализации проекта энергоблоков первой очереди на Тяньваньской АЭС принимали участие следующие компании и организации:

  • научное руководство осуществлялось Курчатовским институтом;
  • реакторную установку разрабатывали в опытно-конструкторском бюро “Гидропресс”;
  • введение АЭС в эксплуатацию контролировалось генеральным подрядчиком — компанией “Атомтехэнерго”;
  • генеральным проектировщиком выступал санкт-петербургский “Атомэнергопроект”;
  • основное оборудование было изготовлено на “Ижорских заводах”;
  • парогенераторы поставлялись машиностроительным заводом “ЗиО-Подольск”;
  • автоматизированная система управления атомной электростанцией была приобретена у немецкого концерна Siemens.

Всего в разработке и реализации проекта задействовано около 150 компаний и организаций, кроме того, ряд оборудования был изготовлен китайскими предприятиями.

Ввод атомной электростанции в эксплуатацию

Успешная реализация проекта и своевременный ввод в эксплуатацию энергоблоков первого порядка стали знаковым событием как для китайской атомной энергетики, так и для российских подрядчиков, разработчиков.

Протокол предварительной сдачи работ был подписан начальником “Атомстройэкспорта” с российской стороны и директором JNPC (Цзянсуская ядерная энергетическая корпорация) с китайской. Статус действующей Тяньваньская АЭС (фото см.

ниже) получила 16 августа 2007 года.

Важная особенность

При сооружении АЭС применялись самые современные на тот момент решения. Важным вопросом для организаций и компаний, занимающихся разработкой проекта, стало обеспечение надежности Тяньваньской АЭС. На сегодняшний день энергетический объект является одной из самых безопасных АЭС в мире.

Достичь такого результата удалось благодаря уникальному решению, которое является важной особенностью проекта атомной электростанции. Дело в том, что при строительстве станции заложено несколько так называемых ловушек.

Конусообразные отсеки предназначены для задержания активной зоны.

Таким образом, при возможной аварии расплавленные элементы конструкции сооружения будут заполнять ловушки, что позволит предотвратить разрушение здания в целом.

Дальнейшие планы сотрудничества между Китаем и Российской Федерацией

Успешное завершение проекта гарантировало российским подрядчикам продолжение международного сотрудничества. Вводом в эксплуатацию совместного объекта в 2007 году были довольны обе стороны.

Новое соглашение, предусматривающее условия разработки проекта, строительства и ввода в эксплуатацию энергоблоков второго порядка (второго и третьего) было подписано практически сразу же по истечении гарантийного срока обслуживания Тяньваньской АЭС.

Запланировано совместное строительство оставшихся энергетических блоков атомной электростанции в Китае.

Всего планируется ввести в эксплуатацию восемь энергоблоков Тяньваньской АЭС, но сроки реализации проекта пока неизвестны.

Также на переговорах обсуждалось возможное сотрудничество при сооружении еще одной электростанции. Новый объект планируется построить в городе Харбине, на северо-востоке Китая.

Атомные электростанции, которые строятся по подобному проекту

В проектировании безопасных атомных электростанций заинтересовано множество государств. На данный момент сооружение дополнительных отсеков-ловушек является инновационным решением, но при этом довольно сложным при разработке проекта и строительстве энергетического объекта.

По проекту АЭС-2006 (усовершенствованный АЭС-91, по которому была построена Тяньваньская АЭС), предусматривающему высокие показатели безопасности и надежности, в данный момент строятся пять атомных электростанций. Три из них находятся на территории Российской Федерации:

  • Балтийская АЭС в Калининградской области;
  • Ленинградская АЭС-2 в городе Сосновый Бор, в 68 км от Санкт-Петербурга;
  • Нововоронежская АЭС-2 в Воронежской области.

Две оставшиеся станции по нормам безопасности АЭС-2006 возводятся в Беларуси (Гродненская область) и Индии. Последняя АЭС не полностью соответствует проекту.

В ближайшем будущем планируется сооружение еще пяти атомных электростанций:

  • в России — Северская АЭС в Томской области, Курская АЭС-2, Нижегородская АЭС;
  • за рубежом — АЭС в Турции и Бангладеш.

Атомные электростанции нового поколения позволят минимизировать последствия возможных аварий. Особенно радует, что разработкой и реализацией проекта самой безопасной АЭС в мире занималась именно Российская Федерация.

Источник: https://FB.ru/article/284300/istoriya-osobennosti-tyanvanskoy-aes

Из истории военной ядерной программы Китая

Тайваньская аэс. Хронология реализации проекта. Атомная энергетика Китайской Народной Республики

Из истории рождения китайской атомной бомбы

Китайское военно-политическое руководство с первых лет становления Китайской Народной Республики исходило из того, что государство должно обладать вооруженными силами с современным оружием, включая ядерное.

«Великий кормчий» Мао Цзэдун говорил: «В нынешнем мире мы не можем обойтись без этой штуки, если хотим, чтобы нас не обижали.

Он полагал, что Западный мир «с пренебрежением» относится к КНР, потому что у неё «нет атомной бомбы, а есть только ручные гранаты».

Еще летом 1937 года в Институте радия Парижского университета, которым руководил Фредерик Жолио-Кюри, появился аспирант из Бейпина (Пекина) Цянь Сэньчжянь. Научным руководителем китайского аспиранта стала жена Жолио-Кюри Ирен.

В 1940 году Цянь Сэньчжянь защитил диссертацию и продолжил свою работу во Франции, за которую в 1947 году был награжден премией Французской академии наук по микрофизике. В следующем году он вернулся на родину. По одной из версий, Ирен подарила ему кусочек радия.

По другому мнению, 10 граммов соли радия Ирен Жолио-Кюри передала китайскому радиохимику Ян Чжэнсуну в октябре 1951 года, чтобы «поддержать китайский народ в атомных исследованиях».

Надо отметить, что в китайском атомном проекте приняли участие сотни китайцев, которые проживали за границей.

Некоторые из них – такие как физики Ван Ганьпан и Чжао Чжуняо из Калифорнийского университета (последний работал и в советской Дубне), математик Хуа Логэн из университета штата Иллинойс – после долгих лет жизни за границей оказались в Китае уже на первом этапе атомных разработок. Таким образом, многие атомные секреты на родину привезли ученые получившие образование и опыт за границей.

В начале 1950 г. в составе Академии наук Китайской Народной Республики появился Институт современной физики, заместителем директора которого стал Цянь Сэньчжянь. Весной 1953 года делегация Академии наук КНР направилась в Советский Союз для расширения познаний в области атомных технологий.

Готовясь встречать китайский гостей, президент АН СССР академик Александр Несмеянов посоветовал властям проявить благоразумие и ознакомить Цянь Сэньчжаня только с некоторыми научными работами общего характера без введения в курс проблем, которые входят в тематику Первого главного управления, курировавшего вопросы советских атомных разработок.

Впервые «великий кормчий» обратился к Москве с просьбой помочь в создании атомного оружия во время визита Никиты Хрущева в Китай в октябре 1954 года. Хрущев не стал давать никаких обещаний. Более того, Н. С. Хрущёв посоветовал Мао отказаться от атомных проектов, т. к. у Китая нет необходимой для этого научной и промышленной базы, финансовых средств.

В то же время убежденность китайского военно-политического руководства в необходимости обладания ЯО только усилилась. Этому способствовали события двух конфликтов у границ Китая: Корейской войны 1950-1953 гг. и китайско-американского столкновения в Тайваньском проливе 1958 года. Китайское руководство получило угрозу США применить атомное оружие против КНР.

15 января 1955 года Мао на расширенном заседании Секретариата Центрального комитета Компартии Китая (ЦК КПК) даёт установку: КНР должна разработать собственную атомную бомбу с помощью Москвы или без её участия.

За несколько месяцев до этого заявления Мао, его заместитель Чжу Дэ и министр обороны Пэн Дэ Хуай присутствовали в Советском Союзе на Тоцком полигоне на учениях с применением ядерного оружия.

Хрущёв идёт на уступки. 20 января 1955 года было подписано соглашение, которое предусматривало совместные геологические исследования в КНР (в Синьцзяне) и разработку урановых рудников.

СССР испытывал потребность в увеличении своих ресурсов уранового сырья и получил по этому соглашению обязательство китайской стороны в обмен на предоставленную помощь в геологоразведке получать излишки урана. В поисках урановых залежей, кроме советских и китайских специалистов, были привлечены учёные из Восточной Европы.

Вскоре выяснилось, что КНР неплохо обеспечена урановым сырьем. Первое место по его запасам принадлежало северо-западу Китая (Синьцзяну), где в 1957 году в районе города Чугучак начал разрабатывать урановое месторождение.

7 апреля 1956 года было подписано соглашение об оказании советской помощи в строительстве гражданских и военных объектов. По нему предусматривалось строительство новой железной дороги от Актогая до Ланьчжоу, что давало возможность доставлять оборудование на первый испытательный центр атомного оружия в Лоб-Норе.

Зимой 1956 года ЦК компартии Китая принял решение «о развитии атомной энергетики». В основу проекта были заложены два главных направления: создание стратегических ракет и ядерного оружия. Лучшие умы Китая и более 600 советских учёных работали над перспективным 12-летним планом развития науки на 1956-1967 гг.

В этом плане были выделены направления по мирному использованию атомной энергии, изучению реактивной техники, созданию полупроводниковой техники, разработки ЭВМ и т. д. Для реализации этих масштабных замыслов Пекин собирался просить Союз и страны народной демократии оказать в этих вопросах «всестороннюю и ускоренную помощь». К тому времени Москва обязалась построить в КНР около ста заводов ВПК.

В первую очередь Пекин хотел от Москвы помощи в развитии атомной и оборонной сферах.

Вначале многое в Китае просто копировали с советских образцов. Так, к концу 1956 г. в КНР создали «атомное министерство» – т. н. «Третье министерство машиностроения» (в 1958 г.

оно стало Вторым) – это был аналог советского Средмаша.

Если в Союзе главным атомщиком Иосиф Сталин назначил Лаврентия Берию, то в КНР эта обязанность была возложена на главу госбезопасности Кан Шэна (его позднее прозвали «китайским Берия»).

В 1956 году в Польше и Венгрии начались народные волнения и Хрущёв, нуждаясь в политической поддержке Мао, пошёл на расширение сотрудничества с Китаем.

Кроме того, когда в сентябре 1957 года китайская делегация направилась в столицу СССР для переговоров, Хрущев, только что одержал победу во внутрипартийной схватке над Молотовым и его сторонниками, поэтому он хотел, чтобы Мао Цзэдун лично принял участие в совещании коммунистических и рабочих партий 1957 года в Москве. Хрущёв хотел успехом в отношениях с Китаем укрепить своё положение в СССР. «Великий кормчий» умело использовал эту ситуацию. Мао заявив, что приедет в Советский Союз только после подписания военно-технического соглашения, включающего передачу Китаю материалов и образцов для производства атомного оружия и средств его доставки. Так, Китай получил доступ к советским технологиям, необходимым для создания ЯО.

15 октября 1957 года между двумя державами было подписано соглашение, которое предусматривало передачу Китаю технологии изготовления ЯО. Москва отказалась только передать материалы, которые касались постройки атомной подводной лодки.

По китайской информации, СССР предоставил также в качестве образцов две ракеты ближнего радиуса действия класса «земля—земля». Кроме того, уже с начала 1958 г. в КНР стали прибывать советские атомщики. Всего за период 1950-1960 гг. Китай посетило около 10 тыс. советских специалистов атомной отрасли.

С помощью советских специалистов была выбрана площадка полигона для атомных испытаний – Лоб-Нор. Советские учёные помогли построить и запустить первый китайский экспериментальный ядерный реактор на тяжелой воде в сентябре 1958 г. Также был сооружён экспериментальный циклотрон. Одновременно примерно 11 тыс.

китайских специалистов и 1 тыс. ученых прошли обучение и подготовку в Советском Союзе.

Надо сказать, что Хрущёв не испытывал сомнений по поводу решения вооружить Китай ЯО. А вот советские учёные, согласно воспоминаниям академика Абрама Иоффе, пытались саботировать это решение.

Они хотели передать китайцам более старые проекты, чтобы притормозить их атомную программу. Однако Задикян, советский советник по ядерным делам при китайском правительстве, обнаружил это и донес наверх.

В результате Китаю передали самые совершенные советские технологии, а вскоре произошел разрыв отношений СССР с КНР.

Проблема АПЛ и разрыв отношений

В 1958 году Пекин снова попросил СССР оказать помощь в создании современного военно-морского флота, оснащенного атомными субмаринами.

Советский посол в Китае Павел Юдин на встрече с Мао 1 июля сообщил, что вопрос рассматривается в Москве, но строительство современного подводного флота – дело новое и дорогое даже для Советского Союза.

Посол добавил, что в СССР считают возможным и целесообразным строить современный ВМФ совместными усилиями Союза и КНР.

Посол сообщил, что моря омывающие берега Китая по своему расположению являются важнейшими районами и создают благоприятные условия для действия ВМС в районе Тихого океана. Москва предложила продолжить переговоры с участием премьера Чжоу Эньлая и министра обороны Пэн Дэхуая. Мао поднял вопрос о собственности флота и его управлении. Советский посол уклонился от обсуждения деталей проекта

На следующий день Юдина пригласили на беседу с Мао Цзэдуном. В партийно-правительственной резиденции Чжуннаньхай были собраны все находившиеся в то время в Пекине члены китайского политбюро.

Мао заявил, что Пекин не пойдёт на создание советских военных баз в мирное время. Он предложил Союзу оказать помощь в строительстве флота, «хозяевами которого будем мы».

Предложение о визите в Москву Чжоу Эньлая и Пэн Дэхуая было отклонено.

Постепенно Москва стала ставить вопросы о определённом контроле со стороны СССР за ядерной отраслью и ВС Китая. Так, 31 июля 1958 года Хрущёв прибыл в Пекин и на встрече с Мао заявил, что КНР атомная бомба не так уж и нужна, т. к.

СССР готов защищать соседа «как самого себя». Мао дал понять, что Китай – это великая и суверенная держава, которая должна обладать ЯО, чтобы защитить себя в случае войны.

Он поставил вопрос о передача Китаю готового ЯО, или технологии создания атомной бомбы.

Летом 1958 года состоялась новая встреча Хрущева с Мао. Советский лидер пытался пробить идею о совместном строительстве флота и базировании советских подлодок в китайских базах.

Мао Цзэдун не согласился, сообщив, что в прошлом в Китае много лет «сидели англичане и другие иностранцы». Он подтвердил, что в военное время Пекин готов предоставить свою береговую инфраструктуру, территорию для советских вооружённых сил.

Однако руководить операциями на территории Китая будут сами китайцы. Кроме того, сообщил, что и китайские военные во время войны должны иметь право действовать на советской территории, включая Владивосток.

В мирное же время, по его мнению, в подобном соглашении нет необходимости. В мирное время Советский Союз должен был помогать Китаю «создавать военные базы и строить вооруженные силы».

Китайские успехи

К лету 1959 года стало окончательно ясно, что Москва не передаст Пекину полную технологию создания атомной бомбы. Премьер Государственного совета КНР Чжоу Эньлай заявил, что Китай сам за 8 лет создаст ядерную бомбу и без посторонней помощи.

Отзыв из КНР 1292 советских специалистов в 1960 году, не смог серьёзно отодвинуть сроки создания атомной бомбы. К тому времени в КНР с помощью СССР уже подготовили около 6 тыс. собственных специалистов. Ухудшение советско-китайских отношений в начале 1960-х годов не изменило мотивацию Пекина к обладанию ЯО.

К тому времени китайская наука уже получила достаточный объем теоретической информации из Союза, наладила контакты с европейскими учеными.

Через 5 лет (вместо обещанных 8), 16 октября 1964 года, премьер Госсовета Чжоу Эньлай от имени Мао сообщил китайскому народу об успешном испытании первой китайской ядерной бомбы (проект «596»).

По подсчетам западных экспертов, эта программа обошлась КНР в 4,1 млрд. долларов США. Испытания прошли на ядерном полигоне Лоб-Нор (в окрестности озера Лоб-Нор). Изделие было создано на основе элемента уран-235, и обладала мощностью в 22 килотонны.

Это испытание сделало Китай 5-й ядерной державой в мире.

Сразу после испытаний первого ядерного изделия Пекин сообщил об отказе от применения атомного оружия первым. Исходя из экономических соображений (нехватки средств), Пекин пошел по пути преимущественного производства термоядерных боеприпасов, создания баллистических ракет наземного базирования и авиабомб.

14 мая 1965 года китайцы провели первое ядерное испытание со сбросом атомной бомбы с самолета. В октябре 1966 года был запущен ядерный реактор в Чжуване для производства плутония. Зимой – весной 1967 года шёл процесс завершения разработки первого термоядерного заряда.

17 июня 1967 года китайцы осуществили первое успешное испытание термоядерной бомбы на основе урана-235, урана-238, Li-6 и дейтерия (т. н. ядерное испытание № 6). Взрыв изделия был произведён на полигоне Лоб-Нор, его мощность составляла 3,3 мегатонн.

Термоядерная бомба была сброшена с самолёта Hong-6 (аналог советского самолёта Ту-16), на парашюте спущена до высоты 2960 м, где был произведён взрыв. После завершения этого испытания КНР стала четвёртой в мире термоядерной державой после Советского Союза, США и Англии.

27 декабря 1968 года Китай провёл испытание термоядерного заряда, в котором впервые использовался оружейный плутоний. 23 сентября 1969 года было проведено первое подземное ядерное испытание. В конце 1960-х годов Китай начал развертывания бомбардировщиков – носителей атомного оружия.

Источник: http://www.atomic-energy.ru/smi/2012/06/19/34227

Раз АЭС, два АЭС: Россия и КНР оформили рекордный пакет документов по атому

Тайваньская аэс. Хронология реализации проекта. Атомная энергетика Китайской Народной Республики

МОСКВА, 8 июн — РИА Новости. В летопись давнего и успешного сотрудничества России и Китая в области мирного использования атомной энергии вписана, без преувеличения, историческая страница – в Пекине был подписан крупнейший пакет соглашений и контрактов по разным проектам.

Такого формата взаимодействия в атомной сфере, как с Китаем, у России нет ни с одной страной мира, заявил президент России Владимир Путин в пятницу по итогам переговоров с лидером КНР Си Цзиньпином в столице Китая.

“Согласовано строительство в КНР еще одной атомной станции российского дизайна на новой площадке.

При содействии России в Китае будет возведен демонстрационный реактор на быстрых нейтронах, передовые российские наработки будут задействованы в китайской лунной программе”, — сказал Путин.

Китай готов развивать с Россией сотрудничество в атомной области, в свою очередь заявил премьер госсовета КНР Ли Кэцян на встрече с Путиным.

Торжественная церемония подписания новых соглашений и контрактов состоялась в рамках встречи Путина и Си Цзиньпина.

Эти документы определяют основные направления развития сотрудничества между Россией и Китаем в сфере атомной энергетики на ближайшие десятилетия.

Соглашения и контракты подписали генеральный директор госкорпорации “Росатом” Алексей Лихачев и руководитель государственного энергетического управления КНР Нур Бекри.

Новые блоки АЭС

Речь, прежде всего, идет о совместном сооружении новых блоков номер 7 и 8 на площадке Тяньваньской АЭС (по этому проекту подписаны межправительственный протокол и рамочный контракт на строительство реакторных установок ВВЭР-1200, которые относятся к новейшему поколению 3+); серийном сооружении энергоблоков по российскому проекту на новой площадке в Китае (подписан межправительственный протокол и рамочный контракт на возведение на площадке АЭС “Сюйдапу” двух энергоблоков российского дизайна с реакторами ВВЭР-1200; примечательно, что эти соглашения предусматривают в будущем возможность сооружения новых блоков).

В соответствии с подписанными контрактами, российская сторона будет проектировать так называемый “ядерный остров” станции, а также поставит ключевое оборудование “ядерного острова” для новых блоков как Тяньваньской АЭС, так и АЭС “Сюйдапу”.

Пуск блока №7 Тяньваньской АЭС запланирован на 2026 год, блока №8 — на 2027 год. Пуск блоков №3 и №4 АЭС “Сюйдапу” запланирован на 2028 год, сообщил Росатом.

“Сегодня Россия и Китай являются лидерами мировой атомной энергетики.

Подписанные соглашения являются лучшим подтверждением партнерских отношений с китайскими друзьями.

Отмечу, что за долгое время сотрудничества с нашими давними и надежными партнерами – Агентством по атомной энергии КНР, Государственным энергетическим управлением КНР и китайской корпорацией CNNC, мы создали беспрецедентный уровень доверия”, — отметил по итогам подписания Лихачев.

“Так, на Тяньваньской площадке у нас фактически выработан формат совместного проектирования и сооружения станции российскими и китайскими специалистами.

Мы продолжаем совместно сооружать в Китае самые современные блоки поколения 3+, более того, сегодня договорились о начале сооружения энергоблоков ВВЭР-1200 на новой для нас площадке.

У нас масштабные планы по развитию сотрудничества в атомной сфере, причем не только в области АЭС большой мощности”, — добавил глава Росатома.

Лихачев сообщил журналистам, что финансировать строительство новых энергоблоков Тяньваньской АЭС и АЭС “Сюйдапу” будет китайская сторона.

Тяньваньская атомная станция — самый крупный объект российско-китайского экономического сотрудничества. Пуск энергоблоков №1 и №2 состоялся в 2007 году.

Ежегодно на первой очереди Тяньваньской АЭС вырабатывается свыше 15 миллиардов киловатт-часов электроэнергии. Весной этого года Россия передала Китаю в двухлетнюю гарантийную эксплуатацию новый энергоблок №3 этой АЭС, построенный в рекордно короткие сроки благодаря большому вкладу китайских специалистов.

В нынешнем году должен состояться пуск энергоблока №4.

Реактор “быстрый” и мощный

Также стороны будут сотрудничать по сооружению китайского демонстрационного реактора на быстрых нейтронах (CFR-600) установленной электрической мощностью 600 МВт. Подписаны соответствующее межправительственное соглашение и рамочный контракт.

Российская сторона, имеющая большой практический опыт в создании и эксплуатации быстрых реакторов, будет задействована в части поставок конкретных элементов данного демонстрационного реактора, оказании услуг и поставок топлива.

Проект реактора разрабатывает китайская сторона.

Реакторы на быстрых нейтронах, как планируется, должны сыграть значительную роль в развитии атомной энергетики КНР. В конце 2017 года Китай начал строительство реактора CFR-600.

Энергоблоки с реакторами на быстрых нейтронах, как считается, имеют большие преимущества.

С их помощью можно будет замкнуть ядерный топливный цикл, в котором за счет расширенного воспроизводства ядерного “горючего” существенно расширится топливная база атомной энергетики, а также появится возможность уменьшить объемы радиоактивных отходов благодаря “выжиганию” опасных радионуклидов.

Россия, как отмечают эксперты, занимает первое место в мире в технологиях строительства реакторов на быстрых нейтронах. Кроме того, Россия обладает уникальной, единственной действующей в мире экспериментальной базой для проведения исследований в обоснование надежности и безопасности проектов “быстрых” реакторов.

РФ и Китай уже имеют опыт партнерства по реакторам на быстрых нейтронах: в Китайском институте атомной энергии с участием России ранее был построен и в 2010 году пущен реактор CEFR (The China Experimental Fast Reactor) — экспериментальный реактор на быстрых нейтронах с жидкометаллическим натриевым теплоносителем тепловой мощностью 65 мегаватт и электрической мощностью 20 мегаватт.

Создание и эксплуатация CEFR имеет в Китае статус приоритетной государственной задачи. Этот реактор обеспечивает, в первую очередь, подготовку обслуживающего персонала и кадров атомной отрасли КНР для будущих промышленных “быстрых” реакторов.

В прошлом году сообщалось, что Росатом ведет переговоры с Китаем о возможности участия Поднебесной в работе международного центра исследований, который будет создан на базе строящегося в России самого мощного в мире многоцелевого исследовательского ядерного реактора на быстрых нейтронах МБИР.

Наконец, Москва и Пекин будут сотрудничать в поставках в Китай партии российских радионуклидных тепловых блоков (ТБ). Подписан контракт на поставку новой партии ТБ, которые являются элементами радиоизотопных термоэлектрических генераторов (РИТЭГ), для нужд китайской лунной программы.

Надежный партнер: почему Пекин ставит на Росатом

Подписание новых российско-китайских соглашений в области мирного атома придает Росатому статус особого партнера для Китая, считает первый заместитель председателя комитета Государственной думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенев.

“Дело в том, что китайскому атомному рынку присуща очень высокая конкуренция: на нем представлены и французские, и американские, и российские технологии. Активно развивает свои компетенции в этой сфере и сам Китай.

Интерес к Поднебесной объясняется большой емкостью рынка: к 2030 году на атомных станциях планируется производить от 120 до 150 гигаватт электроэнергии. То есть планируются гигантские объемы строительства.

В настоящее время в стране строятся около двух десятков атомных энергоблоков”, — сообщил Гутенев журналистам.

По его словам, расширение парка АЭС – часть большой стратегии Пекина по сокращению негативного влияния на окружающую среду угольной энергетики.

“Загрязнение воздуха является одной из самых серьезных экологических проблем в Китае, ежегодно на борьбу с ним тратится около 6% ВВП (по данным Всемирного банка).

Власти КНР стараются использовать различные варианты в производстве электроэнергии для ухода от угольной зависимости, развивая возобновляемые источники. Но не все они настолько эффективны как АЭС.

Так, по итогам 2016 года установленные мощности ветроэнергетики в стране составили 9,1% от всего парка энергогенерирующего оборудования, но в структуре производства электроэнергии их доля была равна лишь 4%”, — пояснил Гутенев.

“Для масштабного развития китайской экономики нужны надежные и постоянные источники энергии, поэтому строительство новых АЭС будет продолжаться.

Росатом проявил себя как надежный партнер в строительстве Тяньваньской АЭС, поэтому вполне закономерно, что китайская сторона захотела продолжить сотрудничество с нашими атомщиками и на прежней площадке, и на новой. Как известно, ранее о планах строить новый реактор на АЭС “Сюйдапу” заявляли американцы.

Очевидно, что остро нуждающийся в скорейшем наращивании атомных мощностей Китай решил поставить на более сильного и выносливого игрока”, — отметил Гутенев.

Пример общего успеха

Российско-китайскую кооперацию в атомной сфере отличает большое разнообразие проектов, в свою очередь отметил советник президента группы компаний “ФИНАМ” Ярослав Кабаков.

“Без сомнения, главный такой проект – Тяньваньская АЭС, где уже более десяти лет успешно работают построенные Росатомом блоки 1 и 2, а строительство 3 и 4 энергоблоков ведется с опережением графика.

Подписание соглашений о строительстве 7 и 8 блоков говорит о том, что китайская сторона по достоинству оценила российские технологии в атомной энергетике”, — добавил Кабаков.

“Но сотрудничество не ограничивается только этим, пусть и большим проектом”, — отмечает он.

Во-первых, речь идет о поставках топлива для построенных российскими специалистами энергоблоков, во-вторых, Россия поставит комплектующие для изготовления топлива на площадке в Китае.

“В-третьих, Китай предоставляет Росатому новую площадку для строительства – это очень значимый шаг по расширению российской экспансии на китайском рынке.

Важно то, что Китай готов платить из собственных средств, не занимая денег у партнеров или финансовых структур – это, как правило, гарантирует безотлагательную реализацию проектов в соответствии с запланированным графиком”, — подчеркнул Кабаков.

“В-четвертых, на китайский рынок идут российские медицинские и промышленные изотопы. В-пятых, Россия и Китай сотрудничают по тематике реакторов на быстрых нейтронах. В конце 2014 года в Китае был выведен на полную мощность экспериментальный реактор на быстрых нейтронах CEFR, планируется строительства с использованием российского оборудования демонстрационного реактора CFR-600. Китаю очень интересен наш опыт в этой области, поскольку у Росатома есть передовой опыт строительства и эксплуатации быстрых реакторов”, — указывает эксперт.

Кроме того, Россия продолжит оказывать помощь Китаю в реализации лунной программы, для которой будут поставлены радионуклидные тепловые блоки, используемые в радиоизотопных термоэлектрических генераторах.

“На примере российско-китайских проектов мы видим, насколько многосторонним, взаимовыгодным и эффективным может быть сотрудничество в атомной сфере. Это как раз тот случай международного партнерства, которое приводит к общему успеху”, — сказал Кабаков.

Источник: https://ria.ru/20180608/1522378326.html

15 сентября 2018 года американский The Wall Street Journal со ссылкой на неназванных американских чиновников сообщил, что США намерены усилить контроль за экспортом ядерных технологий в Китай.

«Усиление контроля будет направлено на то, чтобы запретить Китаю приобретать ядерные технологии не в рамках двустороннего соглашения»[1].

Если это соответствует действительности, то это означает, что США в своих торговых войнах с Китаем намерены расширить ограничительные меры и на такую важную отрасль, как атомная энергетика.

Самое неприятное для Китая то, что в этом случае Америка имеет совершенно корректное обоснование для предполагаемых ограничительных действий.

Дело в том, что в 1985 году КНР и США подписали так называемое Соглашение 123 сроком на 30 лет, действие которого в 2015 году было продлено на такой же срок.

«Соглашение 123» — это короткое, «обиходное» название части «а» статьи №123 американского закона «Об атомной энергии», принятого в 1954 году. В соответствии этой части закона США передают свои атомные технологии другим странам только в том случае, если те соглашаются на целый ряд ограничений.

«Золотой стандарт» — запрет на обогащение урана на территории страны-партнера и передача ОЯТ либо самим США, либо указанным ими странам-союзникам, запрет на передачу технологий третьим лицам. Особенностью «Соглашения 123» с КНР стало отступление от «золотого стандарта» — Китай сразу получил возможность сотрудничать по ОЯТ с Францией, не были ему запрещены и работы по обогащению урана.

Подписанное Китаем «Соглашение 123» позволило ему в середине 1990-х начать переговоры с Россией о сооружении АЭС «Тяньвань» и о строительстве на территории Китая завода по обогащению урана по нашим технологиям, на этом же основании Китай в 2007 году подписал с американской компанией Westinghouse протокол о намерениях о строительстве четырех реакторов АР-1000. Построить удалось только два, с опозданием по срокам и превышением договорной сметы. Но за эти годы Китай разработал технологию реакторов САР-1400 (China AP-1400) и по договору с Westinghouse получил право на строительство этих реакторов в третьих странах.

«Соглашение 123» позволяет США в любой момент ввести ограничения на эти пункты договора между Китаем и частной компанией Westinghouse, тем самым нарушив все планы Китая по экспорту им своих атомных технологий.

«Соглашение 123» дает Америке право требовать от Китая прекратить импорт французских и российских технологий, что может стать серьезной проблемой для КНР.

По договору с Францией ведется разработка проекта строительства завода по переработке отработанного ядерного топлива на территории Китая по французским технологиям. Росатом продолжает работы по третьему и четвертому энергоблокам АЭС «Тяньвань».

Соответствует ли действительности сообщение WSJ, какой окажется реакция Китая, покажет время.

Соглашение с “Росатомом” на строительство 4 энергоблоков

8 июня 2018 г. «Росатом» объявил о крупном пакете соглашений с Китаем, включающем строительство четырех атомных энергоблоков по российской технологии и ряд дополнительных проектов.

Российская госкорпорация поставит КНР оборудование еще для двух блоков на Тяньваньской АЭС, а также получила контракт на два блока на новой площадке в Сюйдапу.

Во втором случае «Росатому» фактически достается проект, первоначально предназначавшийся для американской Westinghouse.

В частности, госкорпорация наконец договорилась о достройке Тяньваньской АЭС (рамочный контракт на седьмой и восьмой блоки суммарной мощностью около 2,4 ГВт) и сооружении двух аналогичных блоков на площадке Сюйдапу в провинции Ляонин на северо-востоке КНР. Кроме того, в пакет входит поставка комплектующих и топлива для китайского проекта реактора на быстрых нейтронах CFR600 и элементов для радиоизотопных энергоисточников РИТЭГ для лунной программы Китая.

КНР с 1990-х годов является крупнейшим, по крайней мере по объемам, зарубежным заказчиком российской атомной отрасли.

Так, контракт на постройку первых двух блоков на Тяньваньской АЭС, хотя и признается сейчас «планово-убыточным», наряду с иранским заказом на достройку АЭС «Бушер» сыграл важную роль в сохранении в РФ атомных технологий.

Позже Пекин заказал у РФ еще два блока на Тяньване, а также завод по обогащению урана.

В 2010-х годах в «Росатоме» ожидали, что китайские заказы продолжатся, сообщалось о переговорах по технологиям реакторов на быстрых нейтронах, о возможном строительстве на севере КНР новой атомной станции, о закупках плавучих АЭС. Но, несмотря на активизацию сотрудничества между Москвой и Пекином с 2014 года, после введения западных санкций, новые контракты откладывались.

Глава «Росатома» Алексей Лихачев, комментируя в Китае новый пакет соглашений, отдельно отметил, что «все финансирование данных проектов осуществляет китайская сторона самостоятельно», добавив, что по заключенным контрактам только на первом этапе поставки оборудования составят $5 млрд. Контракты на строительство АЭС заключены по стандартной схеме сотрудничества китайцев с госкорпорацией.

По этой схеме значительную часть работ по сооружению станций заказчик берет на себя, у русских покупается оборудование «ядерного острова», турбинное оборудование, ряд услуг по инжинирингу и тому подобное.

Это приводит к тому, что выручка «Росатома» по китайским соглашениям ниже, чем в других зарубежных проектах, но плюсы заказов КНР сейчас в оплате «живыми деньгами» — без госкредитов РФ или других схем внешнего финансирования.

Как говорит источник `Ъ` в отрасли, поставка оборудования — одна из наиболее высокомаржинальных частей заказа на сооружение АЭС.

Любопытно, что на второй площадке, Сюйдапу, китайцы фактически столкнут «Росатом» с одним из ключевых его конкурентов — американской Westinghouse. Изначально эта АЭС из восьми блоков должна была строиться компанией из США.

В сообщении «Росатома» говорится, что соглашение по Сюйдапу не исключает и сооружение госкорпорацией дополнительных блоков на площадке.

Но до сих пор опыта сосуществования в рамках одной АЭС энергоблоков российского и американского дизайна не было.

Глава независимого портала AtomInfo.ru Александр Уваров счел новый выход «Росатома» на китайский рынок «большим достижением».

В последние годы местный рынок был закрыт для внешних игроков из-за высокой внутренней конкуренции: у Пекина есть свои отработанные ядерные технологии, например Hualong One и CAP1000, говорит эксперт.

Контракты по быстрым реакторам он называет «прорывными», поскольку эта технология до сих пор не экспортировалась.

«Если поставки технологии в Китай окажутся успешными, то интерес к ним может появиться и у европейских стран»,— считает господин Уваров[2].

Разрешение на загрузку топлива на первом в мире блоке AP1000 АЭС в Саньмэне

27 апреля 2018 года Китайская государственная корпорация ядерно-энергетических технологий (SNPTC) и компания CNNC Sanmen Nuclear Power Company Limited (SMNPC) сообщили о том, что первый в мире блок AP1000 АЭС в Саньмэне (провинция Чжэцзян, Китай) получил разрешение на загрузку топлива от Национального управления по ядерной безопасности Китая (NNSA) и приступил к первоначальной загрузке.

“Сегодня мы подошли к невероятно важному рубежу для Westinghouse и нашей технологии AP1000”, – отметил президент и главный исполнительный директор Westinghouse Хозе Эметерио Гутиеррес (José Emeterio Gutiérrez). – “Это еще один значительный шаг в рамках поставки нашему клиенту первого в мире энергоблока AP1000, демонстрирующий миру преимущества нашей передовой технологии пассивной защиты”.

Блок 1 АЭС Саньмэнь успешно прошел через все необходимые функциональные испытания, проверку технических аспектов и безопасности, а также через согласования с регулирующими органами Китая.

За процессом загрузки топлива последует достижение первоначальной критичности, первоначальная синхронизация с электросетью и консервативный, пошаговый, выход на мощность в тестовом режиме до тех пор, пока тестирование не будет надежно и успешно завершено на максимальной мощности.

“Этот важный этап в реализации проекта означает старт финальной программы сдачи в эксплуатацию Блока 1 АЭС Саньмэнь”, – сказал Дэвид Дарем (David Durham), старший вице-президент бизнеса новых проектов Westinghouse. – “Уверен, что наши команды продолжат работать на самом высоком уровне – как в Саньмэне, так и над проектами Хайян и Вогтль, обеспечивая нашу постоянную поддержку действующим энергоблокам во всем мире”.

План прироста генерации к концу года на 6 ГВт за счет ввода 5 энергоблоков

Национальное энергетическое агентство Китая Chinese National Energy Administration (NEA) выпустило в марте 2018 года обзор развития энергетики на 2018 г. (Energy Work Guidance Opinion for 2018), в котором отмечено, что прирост установленной мощности атомной генерации к концу 2018 г. составит почти 6 ГВт. Это обусловлено вводом в эксплуатацию пяти новых атомных энергоблоков:

  • Sanmen-1 и Haiyang-1 с ядерными реакторами AP-1000s,
  • Taishan-1 с ядерным реактором EPR-1750,
  • Tianwan-3 с ядерным реактором VVER-1000 и
  • Yangjiang-5 с ядерным реактором ACPR-1000.

Энергоблоки Sanmen-1, Haiyang- EPR-1750 1 и Taishan-1 уже прошли горячую обкатку. Реактор Tianwan-3 был присоединен к национальной энергосистеме в декабре 2017 г., а ввод его в коммерческую эксплуатацию намечен на конец 2018 г.

Кроме этого правительство Китая планирует в течение 2018 г. дополнительно приступить к строительству от шести до восьми атомных энергоблоков. К 2020 г.

планируется достичь поставленной цели по увеличению суммарного объема установленной мощности атомной генерации с нынешних 35 ГВт до 58 ГВт[3].

2017: Реакторы Westinghouse в Китае так и не запущены

Зима 2016-го — расширение некоторых материалов внешней защитной оболочки в проектах Westinghouse оказалось выше проектного.

И такие эпизоды на разных участках возникали едва ли не еженедельно, а к тому времени, как известно, уже окончательно были завалены работы по возведению АР-1000 на территории Штатов.

Американцам оставалось надеяться только на то, что китайцы и Бенджамин как-то вытянут, как-то закончат, как-то спасут репутацию.

Перед SNPTC в начале 2017-го была поставлена главная задача — осуществить пуск «Саньмень-1» и «Хайянь-1», китайское руководство уже перестало понимать, какой окажется конечная цена американского чуда техники.

Отношение и к АР-1000, и к самому Westinghouse в Китае становится все более скептическим, поскольку попытки запустить реакторы и в 2017 году успеха не принесли.

В августе прошли горячие испытания, но к загрузке топлива так и не приступили — есть подозрения, что слишком велики проблемы с биологической защитой[1].

Реактор АР1000 на АЭС Саньмэнь

Официальные органы и СМИ Китая молчат, западная пресса муссирует письмо экологического активиста, который в ноябре 2017 года призвал к тщательной перепроверке того, что удалось построить.

Европейские заводы Westinghouse отчитались о том, что изготовили две партии топлива для китайских АР-1000 — начальную и первую перезагрузочную, в январе 2018 г прошли горячие обкатки вторых блоков на обеих АЭС, но разрешения на загрузку топлива как не было, так и нет.

Вероятнее всего, последует серия контрольных перепроверок — китайцы не желают рисковать, так что презентации «самого продвинутого в мире реактора ведущей американской» компании придется продолжать ждать.

2015: Продолжение проблем при строительстве АЭС в Китае. Перенос сроков на годы

В начале марта 2014-го в Китай прибыли представители КЯН — выслушать претензии китайских коллег по поводу технических параметров АР-1000.

Американские эксперты попытались выполнить роль адвокатов — все хорошо, все в порядке, все 18'000 изменений и дополнений к проекту, высказанные при его лицензировании в США, Westinghouse уже учла, можно спокойно заканчивать работу.

Китайцы, однако же, на демонстрацию белоснежных улыбок не отреагировали — вместо этого они вывалили еще вагон и маленькую тележку претензий.

В результате переговоров стороны пришли к выводу, что опоздание на два с половиной года — это не срок, а лишний годик на устранение Westinghouse пойдет только на пользу. Опорные колонны заменят, стальные плиты основания подварят, транспортный шлюз переделают — ну, и так далее.

Сказать, что SNPTC огорчилась — ничего не сказать, причем в этот раз дело было не в деньгах, случилось нечто более страшное и ужасное — компания срывала план пятилетки, которая заканчивалась в 2015 году. Это было настолько ужасно, что SNPTC даже не стала протестовать против этой ахинеи — руководство компании едва ли не на коленях стояло перед американцами с мольбами осуществить запуск хотя бы в 23:59 31 декабря.

Источник: http://www.tadviser.ru/index.php/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F:%D0%90%D1%82%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B8%D0%B8_%D0%9A%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%8F

Законный совет
Добавить комментарий